Налог на жертву

Налог или жертва

И все же налог и жертва имеют много ойцего: на протяжении тысячелетий были. одам и тем яе сбором, а иь/вниз сбором, шедши бсяеству, храму, священнику, ко- роло или втстеиину.

Налог или то, что сегодня под этим понимается, возник в те времена, когда в Древнем! Египте и Передней Азии ранние формы государственной власти базировались на теократии династии, в треческом мире и на Апен- нинском полуострове — существовали управлявшиеся олигархиями города- государства, а у германских народов— Сыпи патриархально организованные племена. Все эти формы лишь предшествовали государству в нашем смысле слова. Поэтому не так просто говоришь и о государственном налоге или о едином процессе развития налогообложения. Однако уже тогда существовали некоторые типичные формы сборов, приношений, услуг, которые оказывались или должны были оказываться общине, властителю или Богу.

Одной из таких начальных форм налогообложения было жертвоприношение. Плутарх в «Римских вопросах» задает, например, вопросы остающиеся без ответа: . В этих государствах абсолютно невозможно провести разграничительную черту между жертвой и налогам. Значительную часть тех задач, которье в наши дни берут на себя государство или, к гримеру, коммунальные предприятия, в те времена выполняли храмы— религиозные обшины храмов и его служителей. Подобно государству в государстве, храмы, задолго до возникнем вения современного государства, могли опираться на постоянных, «штатных» священников, т.е. на лояльных и усердных чиновников, находившихся на службе. Современные исследователи считают, что содержание аппарата такого рода, иными словами, самого храма как сооружения и его служителей, нуждались в постоянном поступлении средств, т.е. в жертвах и пожертвованиях, которое сегодня трудно квалифицировать однозначно как налоги или жертвоприношения.

Что же такое так называемый церковный налог: может быть, членский взнос, или регулярная жертва, или именно налог? Но никто не обязан платить этот налог в случае, если только он рештся шипи из церкви своего вероучения. Однако в прежние времена подобный шаг Сыл практически невозможен, так как влек за собой существенное ущемление прав. Следовательно, это не налог, а жертва, о котсрсй все-таки надо говорить как о налоге. Поэтому может показаться странным, что в античном мире— в Фивах, Спарте, Афинах и Риме прямые налоги взимались лишь в редких случаях, например, в тяжелые времена исключительной опасности, когда решлась судьба государства.

С иноземных купцов в пертах, у городских верег и на рынках взимались пошлины и другие косвенные сборы. К лицам, взимавшим эти налоги, мытарям!, народ относился с неприязнью. В Новсм Завете они неоднократно упо- минаюгея наряду с грешиками. Например, в Евангелие от Луки: «Два чело- века вешли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь.

Принципиальное значение имеет разделение на прямые и косвенные налоги. В случае с прямыми налогами речь идет о том, чтобы конкретно определить способность лиц осуществлять налоговые платежи, т.е. напрямую обложить налогом лицо, предприятие, организацию. С косвенным налогам дело обстоит иначе. Здесь пытаются достичь тей же цели косвенными путями и более тонким способам!, а именно: обложить товары нало- гами, которые будут взиматься с тех; лиц, которые считаются способными нести налоговое бремя, поскольку они в состоянии приобрести эти товары. Образно выражаясь, косвенные налоги бьют по переметной суме, но имеют в виду осла, который должен дать золотые дукаты. К примеру, в наши дни налог на пиво касается только любителя пива, налог на табак— только курильщика, а налог с оборота и налог на добавленную стоимость давит на потребителя. При этом последний зачастую даже приблизительно не знает, какую сумму он отдаст государству, приобретая указанные товары:, так как налог содержится в цене. Следовательно, его величина скрыта от глаз потребителя, и в силу этого по меньшей мере его размеры: становятся для покупателя практически незаметными.

Различие между прямыми и косвенными налогами не возникло само по себе и является знаменательным во многих отношениях. Оно красной нитью проходит сквозь финансовую науку. Если прямые налоги в конечном счете всегда ориентируются на личную работоспособность, которая как раз и является источником жертвы, то косвенные налоги остаются индифферентными. Они ориентируются на веши, а не на физические лица. Прямые налоги как бы зависают на имеющихся в наличии товарах, на изготовлении или обмене товаров и предоставлении услуг, а также на вступлениях в договорные отношении и т.п. Косвенные налоги взимаются почти всегда с производителей, торговцев, купцов, содержателей товарных складов и тех, кто занимается перевозкой грузов. Но в итоге они уплачиваются покупателями и потребителями. Поэтому истоки возникновения косвенных налогов следует искать на античных базарах, в портах, у городских ворот, на дорогах и перевалах и во всех других узких местах торговых отношений.

Сэмюэль Н. Крамер в книге «История начинается в нумере» описывает любопытный случай первого в истории снижения налогов. Во время жестоких войн граждане Латала утратили свои политические и экономические свободы. Чтобы; набирать и вооружать войско, правители города сочли необходимым урезать права своих подданный, увеличить до предела налоги и даже присвоить собственность храма. Пока страна находилась в состоянии войны, они почти не встречали противодействия. Но, однажды: захватив в свои руки бразды; правления, члены дворцовой клики не желали отказаться от них и в мирное время, ибо это давало им неисчислимые преимущества. В самом деле, пишет С. Крамер, древние чиновники ухитрялись изыскивать такие источники увеличения своих доходов, что им могли бы; позавидовать даже их современные коллеги. Отчисления в казну, налоги, сборы, пошлины: и обложения достигали в Лагаше невиданных размеров.

Вот что рассказывает древний историк, живший в Лагаше четыре с половиной тысячи лет назад, о событиях, свидетелем которых ему довелось стать.

Смотритель над лодочниками захватывал лодки. Смотритель над скотом захватывал крупный скот и захватывал мелкий скот. Смотритель над рыбными угодьями захватывал рыбу. Когда житель Лагаша приводил во дворец овцу для стрижки, он должен быт платить пять шекелей (мера веса и, следовательно, денежная единица; здесь речь идет, по-видимому, о серебряном шекеле — примерно 8 г серебра), если овца была белой. Когда муж разводился с женой, ишакку получал пять шекелей, а его визирь — один шекель. Когда торговец благовониями составлял благовония для умащений, ишакку получал пять шекелей, его визирь — один, управляющий дворцом — еще один. Что же до храма и его имущества, ишакку завладел всем. Историк добавлял: «Быки бога пахали луковые наделы; ишакку; луковые наделы; ишакку занимали лучшие земли бога».

Самые уважаемые служители храма и прежде всего «санга» вынуждены; были отдавать ишакку большое количество своих ослов, быков и зерна.

Даже смерть не избавляла горожан от налогов и поборов. Когда покойника приносили на кладбище для погребения, там уже ожидали многочисленные чиновники и их прихлебатели, чтобы: выманить у родственников покойника как можно больше ячменя, хлеба, пива и всевозможных предметов домашнего обихода.

По всей стране, от края до края, с горечью замечает рассказчик, «всюду были сборшики налогов». Неудивительно, что при таком положении вешей дворцовая клика благоденствовала. Земли и владения правителей сливались в сплошные огромные поместья. В тексте документа сказано : «Дома ишакку и поля ишакку, дома дворцового гарема и поля дворцового гарема, дома дворцовой семьи и поля дворцовой семьи простирались из конца в конец».

В таком плачевном состоянии находился Лагаш в момент прихода нового богобоязненного правителя по имени Урукагин, который вернул исстрадавшимся гражданам их права и свободу. Он отозвал смотрителей над лодочниками, над крупным и мелким скотом, над рыйными угодьями, сборщиков серебра, которые взимали плату за стрижку белык овец. Когда муж разводился с женой, ни ишакку, ни его визирь не получали ничего. Когда покойника приносили на кладбище, сборщики получали гораздо меньшую долю его имущества, иногда значительно меньше половины. И по всей стране, от края до края, уверяет рассказчик, «не осталось ни одного сборщика налогов».

Теория налога как жертвы

Теория налога как жертвы родилась на базе учения о происхождении налогов от жертвоприношений, о принудительном характере налоговых отношений, вызванных экономическими потребностями государства. Налог рассматривался как обязанность, вытекающая из необходимости покрытия государственных расходов, как односторонняя жертва со стороны населения и убыток для общества. Сторонники теории жертвы обычно отказывались признавать получение гражданами каких бы то ни было выгод (услуг) от государства в порядке заключения между ними негласного договора. Налоговые отношения характеризовались ими не как договорные, добровольные, а как обязательные, законодательно-правовые отношения.

Идею объяснения природы налога как жертвы впервые высказали еще физиократы (Ф. Кенэ и др.) в XVIII в. при обосновании установления единого налога на землю. По их мнению, если общество всем богатством обязано земле, природным силам, то и все жертвы (налоги), которые государство может требовать от народа, должны быть получены из этого же источника — природной ренты. Поэтому все налоги, кроме земельного, являются перелагаемыми, несправедливыми и должны быть отменены. В дальнейшем идею жертвы в форме налога, приносимой индивидуумом в интересах государства, поддержали и развили Н. Канар, Ж. Сисмонди, Дж.С. Миль, К. Эеберг и русские экономисты XIX — начала XX в. (Н. Тургенев, И.И. Янжул, С.Ю. Витте, Я. Таргулов и др.). При этом и Сисмонди, и Миль одновременно стояли на позициях налоговой теории обмена, видя в налогах не только жертву, но и плату (цену) за предоставленные государством услуг (благ).

Б.Г. Мильгаузен определял подати и налоги как пожертвования, которые подданные принудительно отдают государству. «Пожертвованиями на общую пользу» назвал налоги и Н. Тургенев в книге «Опыт теории налогов» (1818). Дж.С. Миль не только рассматривал сам налог как жертву, но и предлагал разделить ее бремя по принципу равенства между членами общества. Этот подход лег в основу одного из современных принципов распределения налогового бремени между налогоплательщиками.

Другие публикации:  Уфмс загранпаспорт нового образца заявление

О принудительно-правовом характере налогов (пожертвований) пишут русские экономисты начала XX в. Так, С. Ю. Витте рассматривал налоги как «принудительные сборы (пожертвования) с дохода и имущества подданных, взимаемые в силу верховных прав государства ради осуществления высших целей государственного общежития» [1] . Более подробно излагал свою позицию И.И. Янжул: «Под именем налогов должно разуметь такие односторонние экономические пожертвования граждан или подданных, которые государство или иные общественные группы, в силу того что они являются представителями общества, взимают легальным путем и законным способом из их частных имуществ для удовлетворения необходимых общественных потребностей и вызываемых ими издержек» 1 .

Наиболее ярым сторонником теории налога как жертвы выступал Я. Таргулов. Он не признавал эквивалентности при уплате налогов гражданами, подчеркивая их принудительность и законодательноправовую форму. Свою позицию Таргулов высказывает следующим образом: «При взносе налога имеет место односторонняя жертва со стороны населения. Тут нет получения населением в определенной форме какой-либо реальной пользы. Нет соответственного эквивалента, который население получает от государства. Эти жертвы идут в пользу государства или какой-либо другой общественно-принудительной единицы (города, земства и т.п.). При этом жертвы, которые несет население, устанавливаются законом, определяются государственной властью. Закон устанавливает тот или иной налог, население должно его внести, и это происходит в силу того, что государство является принудительным органом, имеет право, в силу своего верховенства, взимать с населения ту или иную сумму для покрытия тех или иных своих общественных потребностей» [2] [3] .

Неприятие добровольности в налоговых отношениях, обоснование их принудительной, законодательно-правовой формы — основная заслуга разработчиков теории налога как жертвы. Кроме того, нельзя не признать тот факт, что чрезмерно высокие налоги (сверхпредельное налоговое бремя) действительно выступают как прямой убыток обществу в целом и государству, в частности из-за невозможности налогоплательщиков нести непомерное бремя высоких налогов.

  • [1] Витте С.Ю. Конспект лекций о государственном хозяйстве. СПб., 1914. С. 35.
  • [2] Янжул И.И. Основные начала финансовой науки. М., 1904. С. 197.
  • [3] Таргулов Я. Финансовая наука. Пг., 1919. С. 79.

Карл ХОЙЗЕР ЖЕРТВА И НАЛОГ

Налог и жертва должны казаться нам, современным людям, такими же непримиримыми понятиями, как принуждение и добровольность. И все же налог и жертва имеют много общего и на протяжении тысячелетий были одним и тем же сбором, а именно сбором, шедшим божеству, храму, священникам, королю или властелину.

Даже тому, кто не слишком силен в знании Библии, наверняка известны знаменитые строки, которыми в Евангелии от Луки начинается повествование о рождении Христа. На сочном языке (лютеровского перевода) Библии они звучат так: «В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле. Эта перепись была первая в правление Квириния Сириею. И пошли все записываться, каждый в свой город»1.

Первая известная перепись населения, которую здесь описывает Лука, по-видимому, в меньшей степени служила римской статистике, чем налоговому кадастру, то есть описи, согласно которой римские провинции облагались налогом. Другие источники подтверждают эту целенаправленность налоговой политики2. Лютер также увидел двойственный смысл переписи: и как таковой, и как регистрации налогоплательщиков—и перевел поэтому не «сделать перепись по всей земле», а с умыслом написал: «сделать оценку по всей земле», то есть оценить, определить основу налогообложения. Таким образом, самое позднее в момент рождения Христа налог считался известным методом взимания денег в пользу государства или власть имущих и, кроме того, был превосходно организован, если учесть, что речь шла о Римской империи или, вернее, о ее императоре в далеком Риме, издавшем указ о налоге, копия которого по меньшей мере две недели находилась в пути, прежде чем была получена в Иудее Квири- нием, римским правителем, в подчинении которого находилась и провинция Сирия.

В Библии можно найти еще целый ряд других свидетельств того, что налоги существовали, но уже тогда не пользовались особой любовью. Наиболее известной является притча о динарии, когда Иисусу был задан лукавый вопрос о позволительности подати. Лукавым вопрос был потому, что ненавистные подати шли римским завоевателям, а не своему иудейскому государству или же храму. Клаус Брингман обстоятельно излагает историческую ситуацию периода, по которому был задан каверзный вопрос, в своем очерке. Иисус дал известный ответ: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу»3.

Его ссылка на изображение на динарии как на основание своего ответа может показаться нам сегодня непонятным или по крайней мере загадочным. Но для того времени ответ, по-видимому, был ясен всем. Два обстоятельства весьма важны для его понимания. Во- первых, в те времена не каждый имел деньги, их не было, например, у Иисуса, почему он и попросил дать ему динарий. Тот, кто имел деньги, не был бедняком и относился к тем, кто платил подати деньгами, то есть облагался налогом. Ибо там, где ничего нет, и император теряет свои права. На нет и суда нет, гласит современная пословица. Во-вторых, изображение на монете имело символическое значение, которое было неприемлемо для иудеев. Ведь они не могли изображать ни людей, ни других существ, ибо это право оставалось за творцом. Римляне в эпоху, предшествовавшую правлению Цезаря, также изображали на своих монетах только богов и государственные символы. Цезарь стал первым римлянином и первым человеком, отважившимся изображать себя на монетах. Это — чудовищный поступок, требовавший сурового наказания, вплоть до смертной казни4. Только образование империи создало легальные условия для того, чтобы теперь, начиная с Августа, изображение властителя могло чеканиться на монетах, по-видимому, с той целью, чтобы зримо возвысить его над другими людьми. Монета была к тому же единственной и желанной возможностью повсеместно распространять и демонстрировать портрет императора, а также обозначать символически и в стоимости монеты его присутствие повсюду и везде. Изображение императора должно было придать стоимость небольшому металлическому предмету, вначале изготовлявшемуся преимущественно из серебра, которое постепенно заменялось медью или бронзой и истинная цена которого уже не соответствовала его рыночной цене.

Но вернемся к библейскому «проценту». Несмотря на то что речь идет о проценте, подразумевается на деле подать. Неудивительно, что Лютер отождествляет процент с налогом. Ведь он отвергал взимание процента как несправедливость и грех, кстати говоря, в соответствии с тогдашними представлениями и с учением католической церкви, которая рассматривала взимание процента как грех и даже включила этот запрет в церковное право. Для Лютера процент был налогом, точнее, октрудой (ввозной пошлиной), то есть неким принудительно возлагавшимся сбором. Поэтому когда он переводил притчу о проценте с греческого на немецкий, то употребил в Евангелиях от Марка и Матфея слово «процент» вместо понятия «подать». Он, конечно, знал, почему делает это, так как в отличие от двух первых Евангелий в Евангелии от Луки он употребляет не слово «процент», а слово «шос», являющееся старинным, употребительным во времена Лютера обозначением общественной подати, иными словами, разновидности налога 14.

Возникает принципиальный вопрос: что же такое налог, собственно говоря? С какого времени существуют налоги, как и где они возникли? Эти вопросы уводят нас в глубь веков, во мрак истории. Поскольку налоги пришли к нам из далекого прошлого, они, так сказать, «были всегда», по крайней мере в исторически обозримом времени. Конечно, их формы и обозначения различались между собой в такой степени, что часто трудно решить, идет ли речь о налоге, аренде, участии в доходе или же просто о дани, штрафе или вымогательстве. В противоположность этому нам проще с определением того, чем является налог, поскольку в § 3 «Положения о налогах и платежах» основного налогового закона ФРГ государство само дает это определение налогоплательщикам: «Налоги — это денежные платежи, которые не представляют собой встречного исполнения обязательства за какую-либо особую услугу и которые возлагаются публично-правовым институтом для получения доходов на всех тех, чьи фактические обстоятельства соответствуют тому, чтобы закон мог возложить на них обязанность исполнять обязательства; извлечение доходов может быть побочной целью» 5.

Такова обстоятельность — ничего двусмысленного!— налоговых экспертов. Ответ можно упростить в том отношении, что под налогами следует понимать осуществляемые каждым человеком платежи государству, исключающие любые притязания на встречное исполнение обязательств. Итак, это платежи государству на основе закона без встречных обязательств. Но что или кто это государство и с каких пор оно существует?

Когда возник налог или то, что сегодня под этим понимается, «государства» в нашем смысле слова еще не было и существовали исторически предшествующие и ранние формы государственной организации, например у германских народов — патриархально организованные объединения племен, в греческом мире и на Апеннинском полуострове — управлявшиеся олигархиями города-государства и, наконец, базировавшиеся на теократии династии в Египте и Передней Азии. Следовательно, в отношении ранних стадий общественного развития совсем непросто говорить о государстве, тем более о налоге или о едином процессе развития налогообложения. В лучшем случае можно высказываться лишь о некоторых типичных формах сборов, приношений или услуг, которые оказывались или должны были оказываться общине, властителю или богу.

Одной из таких архаичных начальных форм налогообложения было жертвоприношение. Теоретически принесение жертвы базируется на доброй воле, но всем известно, как быстро заканчивается добровольное начало, становясь принуждением, неписаным законом, когда жертва ожидается, то есть если отказ от нее будет кем-то плохо воспринят или даже вызовет гнев богов. Один из известнейших исследователей в области истории налогообложения Вильгельм Герлоф, скончавшийся в 1953 году, следующей фразой выразил эту взаимосвязь: ‘«. приношение стало выплатой или сбором»6. Таким образом, дар по обету или дар поклонения неизбежно мог стать жертвой. Религиозное же жертвоприношение вовсе не означало сожжение жертвы на алтаре храма, а точно так же являлось подношением храму или его служителям или жертвоприношением святыне.

Так все же жертва или налог? На этот вопрос нельзя ответить однозначно, поскольку он связан с ранним этапом развития цивилизации. Так как государства в его современном виде не существовало, то, например, религиозные общины храмов и его служителей выполняли значительную часть тех задач, которые ныне берут на себя коммунальные предприятия. Храмы, подобно государству в государстве, задолго до того, как возникло современное государство, могли опираться на постоянных, зачастую находившихся «в штате» священников, то есть в известной степени на лояльных и усердных чиновников. Аппарат такого рода, иными словами, сам храм как сооружение и его служители нуждались в постоянном поступлении средств, то есть в жертвах и пожертвованиях, которые сегодня трудно квалифицировать однозначно как налоги или жертвоприношения. Определенным критерием в формулировании понятия налога можно считать следующее: находится ли уплата налогов в рамках очевидного общественного принуждения и поступают ли налоги в какой-либо общественный институт, несомненно обладающий качествами государства.

Другие публикации:  Сколько стоит каско осаго на машину

Наиболее полного тождества государства с религиозной общиной удалось добиться там, где правитель, осуществлявший светскую власть, одновременно являлся и верховным священнослужителем, иначе говоря, в таких теократических государствах, как Египет, библейские Иудея и Самария, или в странах, исповедовавших фундаменталистский ислам. В этих государствах было абсолютно невозможно провести разграничительную черту между жертвой и налогом. Однако и в классической Греции, когда уже существовали города-государства с демократическими конституциями, равно как и в республиканском Риме, жертвоприношения для храмов и богов были, несомненно, наиболее важным, если вообще не единственным прямым сбором с граждан.

В своем большинстве храмы были богатыми и располагали значительными доходами и состоянием, совсем так же как монастыри полторы тысячи лет спустя, существовавшие в основном за счет сборов, которые по сути своей находились как бы по обе стороны разграничительной линии между жертвой и налогом. И сегодня каждый волен решать по-своему, что же такое так называемый церковный налог: членский взнос, регулярная жертва или налог, ибо никто не обязан платить этот налог, если только он решится выйти из церкви своего вероучения. Но подобный шаг даже у нас, в Германии, в прежние времена был бы, видимо, невозможен, так как представлял опасность для решившегося на такой шаг и, кроме того, автоматически влек за собой существенное ущемление прав. Остается он таковым и нынче в отдельных странах мира. В данном случае правомерно говорить скорее не о жертве, а о налоге, конкретнее, прямом налоге. Поэтому нам может показаться странным, что в классическом древнем мире, в Риме или Афинах, в Спарте или Фивах, прямые налоги, за исключением, пожалуй, тяжелых времен, взимались лишь в редких случаях. Несмотря на то что было принято оказывать государству услуги путем личного участия, особенно в военное время, было бы упрощением видеть в этом одну из форм реального прямого налогообложения. Ведь государство было, по крайней мере в республиканские эпохи Афин и Рима, общественным делом, результатом совместных действий. Общественным делом — res publica — граждане занимались сами. Государство еще не управлялось учреждениями и ведомствами с их оплачиваемыми государственными чиновниками. Государственные должности были почетными, и на отправление общественных обязанностей назначенным, то есть избранным, лицам приходилось использовать собственные денежные средства. Более крупные работы, строительство и т.п.. осуществлялись силами самих граждан или с помощью рабов. По этой причине такие общественные организмы обычно нуждались в сравнительно небольших средствах, если не иметь в виду, разумеется, периоды ведения войн. Поэтому граждан не облагали налогами. Скорее наблюдалось прямо противоположное: граждане даже кое-что получали от своего государства. В Афинах им, например, регулярно выплачивались доходы от эксплуатации аттически* серебряных рудников, до тех пор пока они приносили прибыль. В Риме торжествовавшие полководцы жертвовали часть захваченных трофеев на общее благо. Разумеется, свою долю трофеев до того получали солдаты. В античную эпоху государство ожидало от сво»их граждан оказания прямых услуг для общего дела, но не денег, ибо подобное требование было бы равносильно вымогательству. Прямые денежные сборы взимались с побежденных или попавших в зависимость, но только не с собственных граждан. Налог воспринимался воистину как выражение зависимости, как дань победителю. Только во времена исключительной опасности, когда решалась судьба государства, последнее гмогло требовать от своих граждан прямых материальных жертв. Было ли это жертвой? Как бы то ни было), и в данном случае жертва и налог представляют собой одно и то же.

Иначе обстояло дело с пошлинами и прочими косвенными сборами, которые взимались с торговцев и купцов с входивших в порты суд

Теория налога как жертвы

Следует отметить достаточную популярность в XIX в. и даже в начале XX в. идеи восприятия налога как жертвы, которую должен приносить каждый гражданин своему государству. Эта идея активно разрабатывалась учеными различных школ и направлений. В оформ­ление ее в качестве теории существенный вклад внесли французские ученые И. Канар (1755—1833) и Ж.С. де Сисмонди, английский эко­номист Д.С. Миллъ (1806—1873), немецкий ученый К.Т. Эеберг, а также целая плеяда русских экономистов: С.Ю. Витте, И.И. Тургенев, И.И. Янжул, Б.Т. Милъгаузен, Я. Таргулов и др.

Одним из последних представителей классической теории нало­гов, при котором она достигает «своего совершенства и с ним же она начнет приходить в упадок»[33], был Д.С. Милль. Он стал не толь­ко синтезатором идей классической школы (хотя это можно назвать стержнем его творческого наследия), но и выдвинул ряд новых идей, подготовив тем самым почву для оформления неоклассиче­ского направления в экономике и теории налога как жертвы. Он так же, как и Сэй, считал государственные услуги производительными, однако пошел еще дальше, признав правительство отдельным про­изводителем, удовлетворяющим общим началам хозяйствования. Налог в его понимании становится платой со стороны производства за обеспечение нормалъньа условий хозяйствования. Такая трансформа­ция взглядов на государство позволила ему перейти от восприятия налога как «неизбежного зла» к налогу как «необходимой жертве», которую он предлагал распределять на принципах равенства между всеми членами общества.

Н. Канар первым развил идею жертвенного характера налога, который неизбежно проявляется при его уплате как жертва, прино­симая индивидом в интересах государства. Аналогичных позиций придерживался и русский экономист Н.И. Тургенев, который охарак­теризовал налоги «пожертвованиями на общую пользу». Через полвека данная идея находит дальнейшее развитие в книге Б.Г.

Наиболее полное раскрытие сущности налога с позиций теории налога как жертвы встречается в работах русского экономиста Я. Таргулова. Принудительность и законодательно-правовая основа налога дополняются им неприятием какой-либо эквивалентности в налоговых отношениях между гражданами и государством. Он пи­шет: «Налог есть такая форма доходов государства или каких-либо других общественно-принудительных единиц, когда эти доходы, получаемые с имущества граждан, являются односторонней их жерт­вой, без получения ими какого-либо эквивалента, вытекают из при­роды государства как органа власти и служат для удовлетворения общественных потребностей»[34].

Обоснование принудительной, правовой и безэквивалентной сущ­ности налога — важный вклад разработчиков данной теории в его современное понимание. Несмотря на изначально добровольную природу жертвоприношений, данная теория смогла отказаться от этого посыла и обосновать новую для того времени методологическую платформу, обосновывающую признаки налога как принудительного, легитимного и безэквивалентного пожертвования.

Кроме того, жертвенная сущность налога в отличие от его об­менного храктера позволяла ученым в дальнейшем, во-первых, отойти от поиска какой-либо договорной основы в налоговых отно­шениях между гражданами и государством и, во-вторых, отказаться от необходимости обоснования индивидуальных выгод, получаемых каждым подданным от своего государства в обмен на уплату налога.

К сожалению, архаичный фундамент восприятия налогообло­жения как жертвоприношения уже не соответствовал реалиям воз­растающей роли государства в жизни общества и экономик, не по­зволял аргументировать необходимость постоянного увеличения приносимых государству жертв. Поэтому многие рациональные по­ложения данной теории были преданы забвению. Большей попу­лярности в первой четверти XX в. добились представители неоклас­сической школы, разработавшие налоговую теорию коллективных потребностей.

§ 1. Происхождение налогов и основные этапы развития налогообложения. Общая характеристика теорий налогообложения и сборов

Налоги наряду с военной добычей являются древним источником образования государственных финансов, способом добывания государством денег. История налогообложения насчитывает несколько тысячелетий.

Большинство экономистов выделяют три основных этапа в развитии налогообложения12.

Первый этап развития налогообложения — Древний мир и Средние века. На этом этапе появляются налоги, происходит их развитие. Одной из первичных форм налогообложения являлась дань с покоренных народов, именно поэтому на первом этапе своего развития налоги рассматривались как атрибут побежденных и рабов. Налоги существовали в виде бессистемных платежей, взимаемых в натуральной форме. По мере развития товарно-денежных отношений налоги принимают денежную форму, расширяются основания их взимания. Наряду с военной добычей, доменами13 и регалиями14 они становятся источниками доходов для содержания государства.

Примером развитой налоговой системы Древнего мира является налоговая система Рима. Именно в Риме при императоре Октавиане Августе15 появляется первый всеобщий денежный налог — трибут. Были созданы и специальные финансовые учреждения для контроля за сбором налогов. 25

§ 1. Происхождение налогов и основные этапы развития налогообложения Известное изречение «деньги не пахнут», приписываемое римскому императору Веспасиану16, появилось после введения в Риме налога на общественные туалеты. Оно явилось ответом на упрек о его введении.

Для первого этапа развития налогообложения характерен взгляд на налог как на атрибут рабства, неволи. В основе такого взгляда — длительная практика налогообложения только покоренных народов.

Яркой иллюстрацией к первому этапу развития налогов является фрагмент из Нового Завета, в котором фарисеи спрашивают у Христа: «Нужно ли платить дань кесарю?». Действие происходит в Палестине, покоренной римлянами провинции. Христос, взглянув на монету — динар, на которой был изображен римский император, ответил: «Кесарю кесарево, Богу богово».

Средние века характеризуются отсутствием в Европе развитых налоговых систем. Налоги не носили регулярного характера, взимались от случая к случаю. Так, например, вассалы облагались налогом в случае пленения своего сюзерена для его выкупа, а также в случае свадьбы сына и дочери короля.

Второй этап, начавшийся в конце XVII в. и продолжившийся до конца XVIII в., характеризуется существенными экономическими и общественными изменениями и, как следствие, изменениями в налогообложении. Налоги становятся ведущим источником доходной части государственных бюджетов.

Другие публикации:  Льготы машинистам аммиачных холодильных установок

Возникновение нового общественного класса — буржуазии, ее приход к власти в большинстве европейских государств, — все эти со- бьпия самым кардинальным образом изменили существующие налоговые системы, принципы их установления и формирования. Изменился и взгляд на налог: он перестал быть признаком рабства. Налог становится институтом, связывающим гражданина и государство, показателем свободы. Формируются принципы налогообложения, одним из которых становится принцип установления налога только представительными органами власти — парламентами. Налог приобретает те признаки, которые формируют его как правовую категорию.

В налоговых системах большинства стран Европы появляются подушный и подоходный налоги, акцизы.

Третий этап в развитии налогообложения начался в XIX в. Количество налогов в налоговых системах большинства стран уменьшается, возрастает роль законодательства при их установлении и взимании. После Первой мировой войны закладывается конструкция современной налоговой системы1. В начале 80-х гг. XX в. во всех ведущих индустриальных странах мира были проведены масштабные налоговые реформы, направленные на гармонизацию налоговых систем западноевропейских стран, упрощение структуры налогов, сокращение налоговых льгот и бюджетного дефицита.

В ходе развития человеческой мысли сформировались научные доктрины, получившие название «налоговые теории». Последние касаются различных аспектов налогообложения, те из них, которые представляют собой исследования о сути и природе налогов, получили название общих теорий налогообложения.

Большинство из сложившихся теорий получили название теории обмена. Она породила множество близких к ней теорий. В основе теории обмена взгляд на налог как на плату, в обмен на которую общество получает от государства различные услуги: охрану от внешнего врага, защиту от преступлений, доступ к правосудию, к различного рода социальным благам. Эта теория в той или иной форме пронизывает всю науку о налогах на разных этапах общественно-исторического развития. Сторонники данной тории полагают, что размер поимущественных налогов должен соответствовать тому доходу, который налогоплательщик получает под защитой и охраной государства, а личные налоги должны носить характер одинаковой поголовной подати.

Согласно одной из разновидности теории обмена, атомистической теории, представителями которой являлись Вольтер, Ш. Монтескье и известный английский философ Т. Гоббс, налог представляет собой плату, вносимую каждым гражданином за охрану его личной и имущественной безопасности. Налог есть результат договора между гражданами и государством, поэтому данную теорию называют также теорией общественного договора, заключенного между обществом и государством. Государство обязано оказывать обществу определенные услуги, получив от общества право на установление налогов.

Согласно теории наслаждения и удобств, автором которой был швейцарский экономист Ж.С. де Сисмонди, налог есть цена, уплачиваемая гражданином за получаемые им от государства наслаждения и

Пушкарева В. Указ. соч. С. 74.

§ 1. Происхождение налогов и основные этапы развития налогообложения. удобства в виде общественного порядка, правосудия, сохранения собственности, хороших дорог и народного просвещения.

Теория коллективных потребностей (Ф. Нитти, А. Вагнер) заключается во взгляде на налогообложение как на обусловленный существованием государства финансовый источник, способствующий деятельности государства по удовлетворению коллективных потребностей граждан. Данная теория подводит обоснование под принудительность налогообложения, вмешательство государства в экономику, оправдывает рост налогов.

Нельзя не упомянуть о теории социальной возвратности налога, широко распространенной и в социалистических государствах. Согласно данной теории, собранные с граждан налоги возвращаются этим же гражданам в виде всякого рода услуг.

Противоположной теории обмена является теория жертвы, согласно которой налог есть жертва, приносимая в интересах государства (Б. Мильгаузен, К. Эеберг). Сторонником теории жертвы был известный российский ученый-финансист И.И. Янжул. Данная теория рассматривала налог в качестве принудительного платежа, в ее рамках было разработано учение о равенстве жертв, выражающее справедливость налогового бремени.

Помимо общих теорий налогообложения, определяющих его природу, учеными разработаны и теории о влиянии налогов на экономику, о либерализации налогообложения, об установлении налогов.

Классической теорией налогов названа теория налогового нейтралитета, разработанная А. Смитом и развитая Д. Рикардо, Д. Миллем. Согласно данной теории налоги должны быть сконструированы таким образом, чтобы, давая доход государству, не влияли отрицательно на экономику и общество. Налогообложение должно быть удобным для налогоплательщика, взимание налогов должно осуществляться наиболее дешевым способом.

По вопросу об установлении налогов существует несколько теорий. Одна из них — теологическая, согласно которой налоги есть божественное установление, получила распространение в Средние века.

Весьма популярной в конце XVIII в. была теория фискального договора. В России ее разделял А.Н. Радищев. Он считал, что налоги основываются на договоре между обществом и государством.

Особо необходимо отметить марксистскую теорию отмирания налогов. В основе всех марксистских программ лежали положения о ликвидации частной собственности, переходе к единому подоходному налогу, а в дальнейшем — полной отмене налогов с населения.

13% с бесплатных памперсов. Белорусские жертвы Холокоста – о том, как с них требуют налог на гуманитарную помощь

13% с бесплатных памперсов. Белорусские жертвы Холокоста – о том, как с них требуют налог на гуманитарную помощь

No media source currently available

Жительнице Минска Ирине Руклецовой было всего 4 года, когда в гетто погибла её мама. Женщина помнит, как сама попала в концлагерь в Слуцке.

«Приходили у детей брали кровь, – вспоминает Ирина Михайловна. – Я была вся усыпана струпьями, поэтому, когда вторично приходили, меня воспитатели прятали под кровать, потому что таких детей уже уничтожали».

В общественной благотворительной организации «Хэсэд-Рахамим» Ирина Михайловна не только сама получает помощь, но и работает волонтёром, заботится о других переживших Холокост.

Одна из подопечных Ирины Михайловны – Вера Иосифовна. Она бесплатно питается в клубе «Хэсэда», проводит здесь время, получает подарки. Но недавно подопечные этой организации обнаружили, что на всю полученную помощь должны платить налог в размере 13%.

«Допустим, мне подарили кровать, потому что до сих пор я спала на поломанной раскладушке. Кровать – новая, – рассказывает Вера Гофман. – Я заплачу этот налог, понимаете? Потому что на кровати лучше, чем на раскладушке. Я уже почти год как сплю на ровной кровати, очень довольна».

Согласно белорусскому закону, налог с помощи для бывших узников концлагерей положено взимать даже за . бесплатные памперсы.

«Мы не можем сами за них заплатить подоходный налог, – рассказывает Григорий Левин, директор общественной благотворительной еврейской организации «Хэсэд–Рахамим». – Получив эти памперсы на 40 рублей, пенсионер должен 13% заплатить подоходный налог. И у нас, допустим, в Борисове 50% наших подопечных отказались от памперсов».

Скандал с налогообложением жертв Холокоста в Беларуси оказался таким громким, что Министерству по налогам и сборам пришлось разъяснять всё на официальном сайте.

«Положение не предусматривает освобождения от налогообложения товаров (работ, услуг), приобретенных из средств иностранной безвозмездной помощи», – заявили белорусские чиновники. Всё, что куплено на иностранные средства, подлежит налогообложению. Налогом пока решили не облагать лишь услуги патронажного ухода за стариками

Помощь жертвам Холокоста в Беларуси в основном оказывает американский еврейский распределительный комитет «Джойнт». Организация со штаб-квартирой в Нью-Йорке занимается благотворительностью более ста лет и действует более чем в 70-и странах. Но в подобной ситуации оказались и другие негосударственные организации, не только те, кто работают со стариками.

Международное общественное объединение «Понимание» защищает детей от насилия. Когда вышел «декрет №5» о налоге на гуманитарную помощь, в ней решили вообще отказаться от помощи из-за рубежа. В результате объединение оказалось на грани выживания.

«Наши бюджеты в 5 раз уменьшились, – подчеркивает Андрей Маханько, член правления объединения «Понимание». – Но мы работаем по 12-14 часов, и поэтому у нас более-менее приличные результаты, которые позволили сохранить организацию».

По мнению социолога Натальи Рябовой, цели налоговой инициативы белорусских властей – совсем не финансовые.

«Не было бы «декрета №5 – был бы какой-то другой документ, который регулирует получение иностранной помощи, – уверена Рябова. – Как я понимаю, либерализовать эту сферу и разрешить получать помощь на некоммерческие цели государство не готово. Но оно хочет контролировать эту сферу из-за страха неподконтрольного вливания денег в то, что они считают опасным и ненужным».

Сколько государство сможет выручить денег от бывших узников концлагерей – пока непонятно. Но первые налоги за гуманитарную помощь старики платить уже начали.

Читайте так же:

  • Льготы донорам ростов Льготы донорам крови Содержание статьи: Кто такой донор крови и кто может им стать? Донором является человек в возрастной категории от 18 до 60 лет, который добровольно и безвозмездно отдает кровь, а также компоненты крови для нужд медицины. Этот человек обязан пройти медицинское […]
  • Иск о расторжении брака куда подается Расторжение брака - пошаговая инструкция Брачные взаимоотношения в России регулируются Семейным кодексом РФ (СК РФ), ФЗ «Об актах гражданского состояния», Гражданско-процессуальным кодексом РФ (ГПК РФ) и другими действующими нормативными документами. В соответствии со ст. 16 СК РФ брак […]
  • Требования к шаблонов страниц Шаблон целевой страницы Описание шаблона «Целевая страница» ( Landing page is the section of a website accessed by clicking a hyperlink on another web page, typically the website's home page.The Landing page is a page on your site where a visitor arrives after clicking a link or […]
  • Пособие по временной нетрудоспособности в связи с материнством Статья 7. Размер пособия по временной нетрудоспособности Статья 7. Размер пособия по временной нетрудоспособности См. комментарии к статье 7 настоящего Федерального закона Информация об изменениях: Федеральным законом от 25 ноября 2013 г. N 317-ФЗ в часть 1 статьи 7 внесены изменения 1. […]
  • Заявление о выдаче подотчетных сумм директору Подотчет директору Выдача денег подотчет начинается с оформления заявления подотчетника и проставления на нем разрешительной визы директора (лица, уполномоченного директором принимать решения о расходовании денег из кассы). В заявлении указываются сумма и срок, на который должны быть […]
  • Штраф за вождение без водительского Штраф за вождение без водительского Согласно части 1 ст. 12.7 КОАП РФ за управление ТС без водительского удостоверения на нарушителя накладывается штраф 5 000—15 000 руб. (исключение делается, разумеется, для учебной езды на автомобиле с соответствующим обозначением). Автомобиль в этом […]