Превентивный иск

Превентивный иск

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Мурадьян, Э. М.
Превентивные иски.
//Государство и право. -2001. — № 4. — С. 23
— 27
Статья находится в издании «Государство и право:»

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Превентивный иск

Субъективное право на защиту чести и достоинства предполагает обя­занность других лиц не предпринимать никаких действий для умаления этих благ. За посягательство на достоинство личности может наступить как уголовная, так и гражданско-правовая ответственность.

Основанием возникновения гражданских правоотношений по защите чести и достоинства является факт распространения сведений, не соот­ветствующих действительности, имеющих порочащий характер по отно­шению к чести и достоинству гражданина, а также к деловой репутации гражданина и юридического лица. Распространение сведений осуществ­ляется в различных формах: опубликование в средствах массовой инфор­мации, изложение в служебных характеристиках, публичных выступле­ниях, заявлениях или сообщение в иной, а т.ч. устной форме нескольким или хотя бы одному липу Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением1. Однако у потер­певшего осознание того, что ложная информация стала чьим-то достояни­ем, может вызвать серьезные переживания. В литературе давно звучат предложения о наделении заинтересованного лица правом предъявлять предупредительный иск о запрете распространения таких сведений .

В области защиты прав инвесторов (в т.ч. акционеров) предупреди­тельный иск может стать полезным нововведением.

В настоящее время акционеры наделены правом предъявления иска в защиту акционерного общества против его органов управления, которые совершают действия, наносящие вред обществу. Но если орган управле­ния принимает какое-то решение, но оно еще не причинило ущерб обще­ству, акционеры не могут предъявить иск о защите интересов АО до того, как это решение начнет причинять ему вред. Представляется более уме-стным раньше предъявить предупредительный иск в защиту общества, чем позже иск о возмещении ущерба, ему причиненного.

Следует поддержать также мнение, высказанное Э.М. Мурадьян, о возможности использования конструкции иска о предупреждении по де­лам о незаконном увольнении, наследовании по завещанию и др.

Потребность в предупреждении возникает, во-первых, когда право или интерес уже нарушены, но закон требует принятия предупредительных мер (ст. 98 ЖК). В этом случае термин «предупредительный иск» не-

1 См.: Пункт 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1Я августа 1992 г. «О неко­торых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан н организаций» (в ред. ог 21 декабря 1993 г., 25 апреля 1995 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. №11; 1994. №3; 1995. №7.

! См.: Белявский А.В.. Придворов НА. Охрана чести к достоинства личности в СССР. М., 1971.С. 81-82; Гражданское право/Под ред. Е.А.Суханова. М„ 1993. Т. 1. С. 368.

! См.: Мурадьян Э.М. Превентивные иски // Государство и право. 2001. № 4.

сколько не соответствует своему терминологическому значению. Пра­вильнее было бы говорить «иск о предупреждении ответчика о недопус­тимости повторения противоправных действий»; во-вторых, когда право нарушено или оспорено, но лицо-правообладатель не желает сразу прибе­гать к пресекательным мерам, используя сначала меры предупреждения (например, при рассмотрении дел о лишении родительских прав). Здесь тоже уместнее термин «иск о предупреждении». В третьих, предупрежде­ние может быть необходимо, когда право еще не нарушено, но у лица-обладателя права есть основания полагать, что если он не вмешается в сложившуюся ситуацию, она будет развиваться и приведет к нарушению его права. Такая ситуация складывается в сфере охраны чести и достоин­ства, личной и семейной тайны, в области трудовых отношении и т.д. В данном случае может быть использован термин «предупредительный» или «превентивный» иск. Отсюда следует, что термин «предупредитель­ный иск» возможен только в третьем случае, т.к. только здесь он соответ­ствует этимологическому значению глагола «предупредить» («предотвра­тить, заранее принятыми мерами помешать чему-либо осуществиться»). В остальных двух случаях нарушение права уже имеет место, и «преду­предить» здесь означает помешать продолжению нарушения. Поэтому следует несколько изменить формулировку, изначально предложенную Э.М. Мурадьян и В.Г. Тихиней, и именовать данный иск не предупреди­тельным иском, а, в зависимости от ситуации, иском о предупреждении ответчика о недопустимости совершения (или повторения) противоправ­ных действий.

Г.Л. Осокина говорит о несостоятельности предупредительного иска на примере иска о выселении без предоставления жилого помещения. Она правильно отмечает, что выселение из жилого помещения — это санкция за противоправное поведение лица (лиц), которое систематиче­ски нарушает и портит жилое помещение либо систематически нарушает правила общежития. Если в противоправных действиях ответчика нет системы или к нему не применялись меры предупреждения или общест­венного воздействия, нет оснований для его выселения. В таких случаях судебное предупреждение ответчика есть предупреждение противоправ­ного поведения на будущее время, а не за то поведение, по поводу которо­го был предъявлен иск о выселении. Поэтому иск о выселении нельзя рассматривать как превентивный ни в случае его удовлетворения, ни в случае его отклонения1.

1 См.: Осокина Г.Л. Проблемы иска и права на иск. Томск, 1989. С. 81; Она же. О превен­тивных исках // Проблемы права на ищнту и юридической ответственности: Тез. сообш. на межву^. конф. метод, ученых-юристов. Воронеж. 1987. С. 43-45.

Действительно, иск о выселении нельзя рассматривать как предупре­дительный. Предупредительным, а точнее иском о предупреждении, был бы иск о предупреждении ответчика о недопустимости совершения про­тивоправных действий в будущем.

Теоретически гражданско-процессуальное законодательство не запре­щает лицу заявлять иск о предупреждении. Однако это возможно лишь в случае, когда право (интерес) уже нарушено (оспорено). Статья 3 ГТ1К го­ворит о том, что заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспоренных прав, свобод или законных интересов. Основная проблема воплощения этой воз­можности на практике состоит в возможности для суда выносить решение о предупреждении. В настоящее время суды по некоторым категориям дел выносят решения, в которых предупреждают ответчика о недопустимости повторения противоправных действий, но при этом основной смысл резо­лютивной части состоит в том, что суд все же отказывает в иске. Если бы лицо обратилось в суд с иском о предупреждении, оно получило бы реше­ние о его удовлетворении.

Следует отмстить, что факты, установленные вступившим в законную силу решением о предупреждении, не будут доказываться вновь при раз­бирательстве дела в случае, если лицо не отреагировало на предупрежде­ние суда, в соответствии с Ч. 2 Ст. 61 ГПК.

Э.М. Мурадьян и В.Г. Тихиня предлагают предоставить судье право запрещать при определенных условиях использовать материалы преду­предительного процесса для подтверждения виновности ответчика, уста­навливаемой в других делах. Таким путем, по их мнению, можно отсечь заявление предупредительного иска не в интересах ответчика, а в качест­ве плацдарма для дальнейшего наступления на него (выселения, ограни­чения прав и пр.)1.

Это предложение представляется несостоятельным. Трудно предста­вить себе иск, заявленный в интересах ответчика, т.к. любой иск всегда направлен против ответчика. Кроме того, логично, что продолжение не­правомерного поведения лица после предупреждения не может не ска-заться на результатах нового процесса. Напротив, оно будет иметь харак­тер отягчающего обстоятельства, что представляется совершенно спра­ведливым.

1 См.: Мурадьян Э.М., Тихиня В.Г. Предупредительный иск в гражданском процессе II Пра­воведение. 1987. № 4. С. 78.

Элементы иска – это его составные части, которые отражают его содержание и индивидуализируют иск.

Существует двухчленная и трехчленная структура.

Двухчленная структура: предмет и основание

Трехчленная структура имеет 2 варианта:

Иск включает в себя предмет, основание и содержание. Предмет иска – это право или законный интерес, которые подлежат суд.защите. Основание иска – это те факты, на которых основаны требования истца. Содержание иска – тот способ защиты, о котором истец просит суд. Данная концепция имеет только теоретическое обоснование, но не находит к-л подтверждения в законодательстве. В частности, в ГПК нигде не встречается такой элемент как содержание иска. более того, если выделять содержание как элемент иска, то возникает некоторая тавтология. Содержание иска – это то, что в себя иск включает, т.е. это его элементы. Если один из элементов называется содержание, то содержание включает в себя содержание. Поэтому оснований для выделения такой структуры в законе нет.

Предмет, основание и стороны. Данный подход имеет нормативную основу, поскольку в ряде статей (ст.134, 220 и др.) упоминаются эти понятия. Однако, возникает вопрос можно ли рассматривать стороны в качестве элемента иска. Истец предъявляет иск к ответчику. Следовательно, если считать что стороны это составная часть иска, то иск предъявляет себя к самому себе. Такого быть не может. Поэтому стороны не могут входить в содержание иска. Иск – это то, что их связывает в гражданском процессе.

Более обоснованной является двухчленная структура иска.

Некоторые считают, что предметом иска является исходное материальное право. Другие – сам материальный спор, подлежащий разрешению. Третьи – само спорное мат.правоотношение. четвертые – материально-правовое требование истца к ответчика.

Другие публикации:  Возврат на лямода

Первый подход (предмет – само спорное право). Иск является средством защиты нарушенного права. Т.о. спорное право является объектом защиты, а иск средством защиты. Если считать, что предмет иска – это право, которое защищается данным иском, то иск защищает сам себя. Т.е. цель и средство защиты совпадают, а такого быть не может. Поэтому право всегда находится за пределами понятия иска.

Второй подход (предмет – мат.спор). Если возникает спор между продавцом и покупателем о том, является ли товар качественным. Если в исковом заявлении изложена суть данного спора, то невозможно понять чего именно желает истец или обменять товар, или заменить товар, или устранить недостатки. Т.е. суд не может рассматривать абстрактно. Он может рассмотреть только конкретное требование. Только его можно удовлетворить либо отказать в удовлетворении.

Третий подход (предмет – спорное правоотношение). Здесь происходит смешение понятие «предмет» и «основание» иска. Спорное правоотношение – это то, из чего возникает спор, те. Оно лежит в основе иска и не может составлять его предмет.

Поэтому наиболее правильной является точка зрения о том, что предмет иска – это материально-правовое требование истца к ответчику.

Постановление Пл.ВАС от 13.11.96г. №13 «О применении АПК РФ при рассмотрении дел в суде первой инстанции»: изменение предмета иска – это изменение требований истца к ответчику отсюда следует, что предмет иска – это требование.

Материальный объект спора – это то мат.благо, по поводу которого возник спор (или имущество или определенная денежная сумма).

Основание иска – это те фактические обстоятельства, на которых основаны требования истца и с которыми закон связывает определенные правовые последствия.

В рамках классического основания иска можно выделить группы фактов:

Факты правопроизводящего характера, которые подтверждают само существование спорного материального права.

Факты активной и пассивной легитимации – подтверждают, что спорное право принадлежит истцу и оно нарушено ответчиком.

Факты-поводы к иску – подтверждают, что материальное право действительно нарушено или существует угроза его нарушения либо данное право оспаривается.

Превентивный иск – обращение в суд связано с тем, что право еще не нарушено, но существует угроза нарушения. Ст.131 ГПК: в исковом заявлении должно быть отражено в чем конкретно состоит нарушение или угроза нарушения права. Например, ст.1065 ГК: иски о прекращении деятельности, которая создает угрозу причинения вреда.

В зависимости от того, к какой стороне относятся факты, выделают:

Активное основание иска — факты относятся к истцу

Пассивное основание иска – факты относятся к ответчику.

Правовое основание иска – это нормы права, на которых основаны требования истца.

Ст.131 ГПК не требует от истца приводить правовое основание иска. Т.е. ГПК исходит из того, что истец не обязан знать законы. Поэтому дать правильную квалификацию правоотношениям сторон – это задача суда. Об этом указано в ст.148 ГПК.

Единственным субъектом, который обязан ссылаться на законы в исковом заявлении является прокурор (ч.3 ст.131 ГПК).

В основе классификации исков лежат различные основания. Предмет иска обусловливает процессуально-правовую классификацию, в рамках которой присутствуют иски о признании, присуждении и преобразовательные.

Иск о признании (actiones sine condemnatione) вызывается потребностью внесения определенности в спорные права и обязанности сторон юридического конфликта. Посредством этого вида исков истец требует установить существование или отсутствие правоотношения, поэтому иногда иск также именуют установительным. При этом в первом случае говорят о положительном иске о признании, так как истец просит орган правосудия удостоверить наличие спорного права, например подтвердить право собственности на имущество в порядке наследования, а во втором – об отрицательных исках о признании, коль скоро отвергается само присутствие спорного права, в частности если речь идет о признании сделки недействительной. В этой связи удачной представляется формулировка этого вида исков в § 256 ГПУ Германии, где сказано, что иск об установлении наличия или отсутствия правоотношения может быть предъявлен, если истец имеет правовой интерес в том, чтобы судьба спорного правоотношения в ближайшее время была определена.

Судебные правоприменительные акты по искам о признании в идеале не должны исполняться в принудительном порядке, но в практическом плане это далеко не так. В частности, право собственности и иные вещные права на недвижимое имущество возникают с момента государственной регистрации, поэтому судебный пристав в рамках исполнительного производства обязан обратиться в регистрирующий орган для проведения государственной регистрации прав собственности взыскателя на имущество, другое имущественное право, зарегистрированное на должника (ст. 66 Закона об исполнительном производстве).

Иск о присуждении (actiones cum condemnatione) направлен на понуждение ответчика к каким-либо действиям либо воздержанию от совершения таковых, в связи с чем он называется также исполнительным иском. Суд, рассматривая подобный иск, не только признает за истцом право, но решает вопрос о его принудительной реализации. Так, если предъявлялся иск о присуждении имущества или возврате товара с недостатками продавцу, то суд в резолютивной части своего постановления обязан указать, какое именно должно быть передано имущество, а при его отсутствии – какая денежная сумма, эквивалентная стоимости имущества, взыскивается с ответчика. В случае уклонения лица от выполнения обязанности, обозначенной в судебном акте, взыскателю выдается исполнительный лист либо исполнительный документ по его просьбе направляется судом в ФССП России, поскольку конечной целью исков о присуждении является принудительное осуществление субъективного права.

Как показывает судебная практика, иски о признании и присуждении зачастую сочетаются и приводятся в одном исковом заявлении, что приводит к появлению смешанных исков (actiones mixtae). К примеру, истец вправе просить суд признать сделку недействительной и вернуть все полученное по ней, если сделка была частично или полностью исполнена; потребитель может отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы.

В науке гражданского процессуального права преобразовательный иск долгое время не признавался большинством правоведов, хотя еще в начале XX в. известный русский процессуалист Е. В. Васьковский писал, что в этих исках дело идет не о том, чтобы суд помог истцу осуществить право, и не о том, чтобы суд просто удостоверил существование или несуществование какого-либо юридического отношения, а о том, чтобы суд создал новое правоотношение или изменил, либо уничтожил уже существующее. Такие иски называются преобразовательными (rechtsgestaltungsklagen).

В советский период развития идею о преобразовательных исках поддержал и значительно усовершенствовал М. А. Гурвич, подчеркивавший, что, когда закон с определенными фактами связывает право истца на изменение или прекращение правоотношения, он может просить судебный орган вынести преобразовательное решение.

Анализ современного законодательства доказывает справедливость концепции преобразовательных исков. Истец с помощью подобного иска добивается изменения или прекращения правоотношения, объединяющего его с ответчиком, и такой способ защиты предусмотрен ст. 12 ГК, следовательно, преобразовательные иски могут быть правоизменяющими и правопрекращающими. Например, лицо вправе обратиться в суд с иском о расторжении брака с тем, чтобы прекратить брачно-семейные правоотношения. Но наличествуют ли преобразовательные правосозидающие (правопорождающие) иски? Создает ли суд своим решением право? Согласно ст. 8 ГК гражданские права и обязанности возникают в том числе и из судебного решения, установившего их. Если трактовать материальный закон буквально, то получается, что суд создает право, но это противоречит принципу разделения властей, ведет к смешению законодательной и судебной функций. Естественно, преобразовательные правосозидающие иски не формируют ранее неизвестные правоотношения, не предусмотренные законодательством, ведь их появление инициируется определенными предпосылками, среди которых присутствует и норма права, не исходящая от органов судебной власти. Однако суд полномочен наделить стороны правового конфликта новыми правами и обязанностями, другими словами, преобразовать абстрактные права в конкретные, в этом смысле следует констатировать существование преобразовательных правосозидающих исков. Так, лицо может обратиться в суд с иском об установлении частного или публичного сервитута, т.е. права ограниченного пользования чужим земельным участком (ст. 5 ЗК). Если суд примет решение в пользу истца (который ранее не достиг с ответчиком добровольного соглашения об установлении сервитута), то у него возникнет право, которое ранее отсутствовало, при том что гипотетически оно было зафиксировано в абстрактных нормах материального права. Следовательно, суд собственным решением по преобразовательному иску «создает» право для истца в отношении земельного участка для обеспечения прохода и проезда, прокладки и эксплуатации линий электропередачи, связи и трубопроводов, обеспечения водоснабжения и мелиорации, а также других нужд, которые не могут быть обеспечены без установления сервитута.

Одновременно нужно обратить внимание на отличие исков о признании от преобразовательных исков, ведь с первого взгляда кажется, что они полностью тождественны. Все дело в том, что для исков о признании характерны ретроспективные юридические последствия, отсутствующие в исках о преобразовании. К примеру, при подаче исковых требований о признании сделки недействительной и их удовлетворении судом, такая сделка аннулируется со дня ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК). Если же исковые требования направлены на прекращение действительной сделки, то таковая прекращает свое действие на будущее (ст. 450 ГК). Таким образом, необходимо различать случаи признания сделки (договора) недействительной и прекращение действия действительной сделки (договора), как подчеркивает Г. Л. Осокина, что служит дополнительным аргументом в пользу признания преобразовательных исков как самостоятельного вида, которые не всегда могут быть сведены к искам о присуждении или искам о признании.

Другие публикации:  Приказ на отпуск директора предприятия

Дальнейшее совершенствование материального законодательства за счет усиления частноправовых начал отразилось и на гражданском процессуальном регулировании. Появилась иная классификация исков по характеру защищаемого интереса. Здесь выделяют следующие иски: личные; в защиту государственных и публичных интересов; в защиту интересов других лиц; групповые и косвенные; превентивные.

Личные или частные иски заявляются лицом в защиту собственных субъективных прав и охраняемых законом интересов. В судебной правоприменительной практике их большинство, они, как правило, проистекают из обязательственных и договорных правоотношений.

Иски в защиту государственных и публичных интересов предъявляются государственными органами и организациями, прокуратурой в интересах государства либо общества. В информационном письме Генеральной прокуратуры РФ от 27.01.2003 № 8-15-2003 специально разъясняется: прокурор вправе обратиться в суд с иском в защиту Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований. Персонифицировать отдельного выгодоприобретателя по судебному решению не представляется возможным.

С исками в защиту интересов других лиц, как правило, обращаются прокурор, органы государственной власти и местного самоуправления с соблюдением правовых установок, изложенных в ст. 45, 46 ГПК. При этом истцом по делу будет лицо, состоящее с ответчиком в материально-правовых отношениях.

Групповые иски направлены на защиту множества лиц, число которых по объективным причинам нельзя определить в момент возбуждения гражданского судопроизводства, да это и нецелесообразно (Н. С. Батаева). Правовую основу групповых исков заложили различные нормативные правовые акты: Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», федеральные законы от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», от 13.03.2006 № 38-ΦЗ «О рекламе» и пр. Например, согласно последнему законодательному акту антимонопольный орган (его территориальные органы) вправе предъявлять иски в суды, в том числе в интересах неопределенного круга потребителей рекламы, в связи с нарушением рекламодателями, рекламопроизводителями и рекламораспространителями законодательства о рекламе и о признании недействительными сделок, связанных с ненадлежащей рекламой.

Легко заметить, что групповой иск предъявляется в интересах неопределенного числа в данном случае потребителей рекламы. В итоге суд может запретить осуществление противоправной рекламной деятельности, однако разрешить вопрос о возмещении имущественного и морального вреда каждому потребителю рекламы нельзя, вследствие чего они вправе обратиться в суд с личным иском о возмещении, причиненного вреда, а правоприменительный акт суда, вынесенный по групповому иску, будет нести преюдициальное значение. В этом плане групповой иск выполняет немаловажную общесоциальную роль, позволяет в краткие сроки охватить и защитить интересы большого коллектива людей, поэтому данные иски иногда называют коллективными (М. И. Клеандров).

Между тем в юридической литературе справедливо отмечается, что теория групповых исков в целом нуждается в дальнейшей разработке, а равно уточнении ее частных аспектов, например в создании эффективного процессуального механизма, посредством которого неопределенный круг пострадавших к моменту вынесения судебного решения становился бы определенным с целью охвата всех заинтересованных лиц (И. В. Решетникова, В. В. Ярков) [1] . Для сравнения такой процессуальный механизм действует уже с 2009 г. и регулируется гл. 28.2 АПК.

Групповые иски требуется отличать от исков с соучастием. Эти различия заключаются в следующем:

  • – при предъявлении группового иска число участников группы неопределенное; иски с соучастием, напротив, предполагают точно определенный круг субъектов;
  • – участники группы не могут принять участие в процессе в полном составе и выступают в качестве одной стороны по делу; в исках с соучастием каждый из соучастников, будучи стороной, самостоятелен;
  • – участники группы должны поручить ведение дела истцу-представителю; при соучастии соучастники вправе определить, кто из них возьмет на себя обязанности представителя.

Косвенные или производные иски возникли как следствие трастовых отношений, предполагающих доверительное управление чужим имуществом. Специфика исков состоит в том, что лицо защищает свои интересы не прямо, а опосредованно. Так, акционеры вправе предъявить иск в интересах акционерного общества, которое понесло убытки в результате действий менеджеров, обязанных эффективно управлять чужим имуществом. При удовлетворении судом исковых требований повысится капитализация акционерного общества, поскольку оно и есть выгодоприобретатель по судебному решению, но одновременно косвенно это затронет интересы акционеров, могущих рассчитывать на рост курсовой стоимости акций. Вместе с тем, как разъяснил в своем постановлении Пленум Верховного Суда РФ № 2 (2003 г.), дела с участием акционеров физических лиц и акционерных обществ подведомственны арбитражным судам, за исключением трудовых споров.

В связи с проблемой производных исков Г. О. Аболонин отмечает популярность применения этих исков в США и Германии, одновременно он считает, что, если иски в защиту неопределенного круга лиц предъявляются в суды редко, процессуальные механизмы производных исков, основанные на нормах федеральных законов, как это ни странно, почти не используются в нашей стране. К сожалению, по делам такого рода не выработана значительная судебная практика.

Превентивные иски направлены на предупреждение правонарушения либо предотвращение возможных негативных правовых угроз или последствий (Э. М. Мурадьян). В отечественной процессуальной доктрине этот вид исков долгое время отрицался либо ставился под сомнение, поскольку «выделение превентивных исков не соответствует видам споров о праве, для рассмотрения и разрешения которых иски предназначены» (И. М. Зайцев). Но современное материальное законодательство исходит из обратного посыла, коль скоро в ст. 12 ГК указывается, что защита гражданских прав осуществляется путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. В соответствии с этим залогодатель, полагающий, что взыскание было обращено залогодержателем во внесудебном порядке с нарушением положений ГК (п. 2 и 3 ст. 348) вправе предъявить к залогодержателю иск о пресечении действий по реализации заложенного имущества. В целях предотвращения причинения залогодателю ущерба суд, рассматривающий такое исковое требование, может принять обеспечительную меру в виде запрета залогодержателю совершать действия по реализации предмета залога. Согласно ст. 1065 ГК заинтересованное лицо вправе предъявить иск о запрещении деятельности, создающей опасность. Фактическим основанием такого иска будет являться деятельность, которая не создала, но может создать в будущем опасность причинения вреда, стороны гражданского судопроизводства – это потенциальный пострадавший (истец) и потенциальный причинитель вреда (ответчик).

Данный вид исков в некоторых странах континентальной Европы также получил название исков из опасения. Так, на основании § 259 ГПУ Германии иск о предстоящем исполнении может быть предъявлен при наличии обстоятельств, оправдывающих опасение, что должник будет уклоняться от своевременного исполнения.

Последняя материально-правовая классификация тесно связана с объектом защиты. В зависимости от характера спорного материального правоотношения выделяют дела, касающиеся трудовых, семейных, гражданских, наследственных и иных прав и обязанностей. Эта классификация имеет не только теоретическое значение, но и служит базой для судебной статистики и обобщения судебной практики, позволяет проследить, какой количественный и качественный состав дел присутствует в тот или иной период времени.

  • [1] В Государственную Думу РФ в 2012 г. был внесен законопроект № 133974-6, предполагающий введение в ГПК гл. 22.2 «Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц».

ИСКИ ПРЕВЕНТИВНОГО ХАРАКТЕРА КАК СПОСОБ
ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ ПОТЕРПЕВШЕГО ОТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ

Уголовно-процессуальным законом Российской Федерации четко определены формы и способы защиты прав и интересов потерпевших от преступления лиц. Одним из таких способов является подача иска в рамках гражданского судопроизводства либо непосредственно уголовного процесса.

Потерпевший — истец, обладая известной свободой в гражданском процессе, может по-разному моделировать способы защиты своих нематериальных благ. Однако практика показывает, что российские суды относятся к новым способам защиты весьма скептически. Между тем во многих странах используются различные и весьма изобретательные способы защиты прав лиц, как в рамках уголовного, так и гражданского судопроизводства. Так, в прессе и на новостных страницах Интернета периодически появляются сообщения следующего характера: жене известного голливудского актера в судебном порядке запрещено приближаться к нему более чем на 3 м(1); бывшему менеджеру запретили приближаться к исполнителю(2) и т. д. Одной из озвученных в 2011 году инициатив Верховного Суда Российской Федерации явилось внедрение в практику исков, нацеленных на установление порядка осуществления личных (неимущественных) прав(3).

Выделим иски превентивного характера и рассмотрим их в качестве новых

актуальных способов обеспечения прав и интересов потерпевшего от преступления.

Понятие превентивных мер традиционно являлось объектом рассмотрения наук уголовного права, административного права и криминалистики. Указанные науки рассматривают систему превентивных (предупредительных) мер как исторически сложившуюся систему преодоления объективных и субъективных предпосылок негативных правовых явлений (правонарушений, преступлений), содержание которой составляет целенаправленная деятельность всех институтов общества по устранению, уменьшению и нейтрализации факторов, детерминирующих существование и совершение правонарушений, возникновение иных правовых аномалий(1).

Превентивные принудительные меры есть предусмотренные законом, применяемые компетентными государственными органами правовые средства, направленные на предотвращение правонарушений или иных вредных последствий, которые вызываются стечением определенных обстоятельств. Юридическое основание применения таких мер — правовая презумпция, заключенная в диспозиции нормы закона, фактическое основание — наличие обстоятельств, позволяющих предполагать реальную возможность совершения тем или иным лицом или группой лиц правонарушения в будущем либо возникновение ситуации, угрожающей тем или иным объектам правовой охраны.

Другие публикации:  Договор купли-продажи земельного участка на торгах

Вместе с тем сфера применения мер превенции значительно шире, чем просто предупреждение правонарушений.

Превентивные (предупредительные) меры выделяются также в науке гражданского права. Как указывается в литературе относительно эффективности гражданско-правовой защиты, «при рассмотрении этого вопроса следует исходить из той аксиомы, что предупреждать вред всегда легче и надежнее, чем устранять. В первую очередь это касается личного неимущественного вреда, полное устранение которого зачастую невозможно»(2). Свойство личного неимущественного вреда таково, что его восстановление, устранение затруднено, а в ряде случаев невозможно. Гражданско-правовые меры, гарантирующие личные неимущественные права, должны иметь прежде всего превентивную направленность.

Например, опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность п. 1 ст. 1065 Гражданского кодекса Российской Федерации). Данный инструмент гражданско-правовой превенции можно отнести к числу превентивных исков. (До возникновения понятия превентивного иска существовало понятие «иск о воспрещении», известное еще в дореволюционной специальной литературе. Концепцию превентивных исков начали разрабатывать Э. М. Мурадьян и В. Г. Тихиня.)

Превентивный иск Э. М. Мурадьян определяет как: 1) иск, опережающий во времени акт ответчика, оцениваемый истцом как угрожающий его правам, благам и направленный на предотвращение такого акта; 2) спор о праве, заявленный в суд заблаговременно, с целью обеспечить свободное осуществление права истца, предупредить реальные фактические и формально юридические осложнения, исключить вероятные вредные последствия(3).

При всей спорности выделения превентивных исков в качестве отдельной, самостоятельной категории следует отметить, что рассматриваемому нами требованию о запрещении деятельности, создающей опасность причинения вреда в будущем, безусловно, свойственны описанные выше специфические черты. Действительно, данный иск предшествует нарушению прав истца и причинению ему вреда со стороны ответчика; суд

при рассмотрении такого спора оценивает не фактически наступившие вредоносные для истца последствия, а лишь возможность (или невозможность) их наступления в будущем. Таким образом, иск о запрещении деятельности, создающей опасность наступления вреда в будущем, предшествует самому нарушению и в этом смысле обладает превентивностью, поскольку имеет целью не устранение последствий уже допущенного нарушения, а предотвращение их наступления(1).

По принятой в гражданском процессе классификации исков требование воздержаться от совершения неких действий относится к искам о присуждении. В процессуальной литературе иски такого рода обозначались как негативные иски о присуждении(2), иски о воспрещении(3), иски о присуждении к бездействию(4).

Институт гражданского иска в уголовном процессе, по сути, является комплексным уголовно-процессуальным правовым институтом, находящимся в тесной связи с уголовным правом, гражданским процессом и гражданским правом(5). Кроме того, исковая форма защиты права в уголовном процессе, в отличие от гражданского, имеет существенные особенности.

С одной стороны, юридическая природа обязанности виновного лица нести ответственность по гражданскому иску, заявленному как в гражданском, так и в уголовном процессе, бесспорно, является гражданско-правовой. При этом гражданское судопроизводство в первую очередь предполагает диспозитивность, т. е. наличие у участников процесса возможности свободно распоряжаться своими правами. В то же время действующий в уголовном судопроизводстве принцип публичности, напротив, подразумевает обязанность специально уполномоченных государственных органов и должностных лиц принимать определенное решение по делу независимо от воли лиц, интересы которых затронуты преступлением. Это, в свою очередь, не могло не отразиться и на исковой форме защиты права, действующей в уголовном процессе(6).

Потерпевшие от преступлений чаще стали заявлять исковые требования о компенсации причиненного морального вреда, а суды чаще стали удовлетворять такие иски на основании ст.ст. 151, 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации(7).

Увеличение объема исковых претензий со стороны потерпевших от преступления в рамках возмещения вреда определенно указывает на большой потенциал их новых видов.

Ярким примером может служить рассмотрение уголовных дел в связи с нанесением одним из супругов систематических побоев, причинением вреда здоровью различной степени тяжести, неоднократной клеветой соседей друг на друга и т. д. Представляется эффективным применение в таких случаях исков о присуждении к бездействию.

По мнению А. В. Юдина, иск о присуждении к бездействию нельзя охарактеризовать как превентивный, поскольку в основании применяемого судом запрета лежат уже имевшие место факты нарушения прав истца(8).

Однако с этим согласиться сложно, так как данный иск направлен на те преступные действия, которые должны будут

произойти в будущем, и, соответственно, судебный запрет направлен на факты, которые могут иметь место в будущем. Определяющим фактором в данном случае должно быть то, на что направлен судебный запрет, а не то, на чем он основан.

Применение такого рода исков несет в себе позитивный характер, однако следует учитывать проблемы, которые связаны с их применением в отечественном уголовном судопроизводстве.

В первую очередь такой проблемой является отсутствие четкой отработанной правоприменительной практики. Зачастую различные государственные органы не рискуют принимать те или иные решения, хотя и предусмотренные законом, но не отработанные на практике, и суды не являются исключением. Наглядным примером может послужить ситуация с применением норм уголовно-процессуаль-ного закона, предусматривающих производство сокращенного дознания. Анализ статистических сведений, представленных органами прокуратуры ряда регионов России, показал: за тот небольшой промежуток времени, что действуют указанные нормы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, количество уголовных дел с применением сокращенного дознания составляло лишь незначительный процент от общего числа.

Другая проблема применения исков превентивного характера заключается в том, что решение суда по таким искам отличается крайней ситуационностью в том смысле, что его юридический эффект может проявиться только при неизменности обстоятельств, находившихся на рассмотрении суда. Любое изменение обстоятельств может поставить под сомнение эффективность воздействия судебного акта, а в ряде случаев сделать его полностью неисполнимым.

Пример такой ситуации — исчерпанный конфликт между супругами. Допустим, что судом вынесено решение о запрете приближаться одному из супругов к другому, однако при истечении какого-то времени отношения между ними налаживаются. Кроме того, сложно представить себе, каким образом исполнять указанное решение суда, если жилплощадь у супругов одна — приобретенная в законном браке.

Очередной и не менее серьезной является проблема контроля за исполнением судебного решения по иску превентивного характера.

В рассматриваемых нами случаях присуждения к бездействию способы исполнения оказываются весьма слабо формализованными. Суд не может приставить к должнику «надсмотрщика», который бы фиксировал отсутствие с его стороны действий, нарушающих судебное решение. Проверка надлежащего исполнения судебного акта возможна лишь по обращению взыскателя по фактам неисполнения обязанности бездействия, возложенной судом, либо в определенный краткосрочный временной период.

Тем не менее, как считает А. В. Юдин, формы контроля и стимулирования к исполнению решений неимущественного характера все же известны российскому законодательству и могут быть претворены в практическую деятельность(1).

Стоит согласиться с ученым в том, что указанные выше препятствия к эффективному использованию потерпевшими-истцами механизма превентивных исков не являются непреодолимыми.

Решение данных проблем зависит от воли правоприменителя. Ведь именно поиск новых или введение в оборот недооцениваемых процессуальных форм имеет смысл, если направлен против судебной волокиты, судебной индифферентности, судебного безвластия и бездействия. Процессуальная форма, судебные процедуры должны быть работающими в режиме сильного цивилизованного правосудия. А сила правосудия — в триаде: истина, законность, справедливость.

Читайте так же:

  • Доплата кпенсии Ежемесячные доплаты к пенсии в 2019 году Ежемесячные доплаты к пенсии носят социальный или профессиональный характер. Социальная доплата к пенсии заключается в предоставлении пенсионеру определенной суммы к пенсии до величины прожиточного минимума пенсионера, установленной в соответствии […]
  • Приказ мт рф 139 ПРИКАЗ Минтранса РФ от 21.11.2005 N 139 (ред. от 17.09.2010) "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ РЕЖИМА РАБОЧЕГО ВРЕМЕНИ И ВРЕМЕНИ ОТДЫХА ЧЛЕНОВ ЭКИПАЖЕЙ ВОЗДУШНЫХ СУДОВ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" Зарегистрировано в Минюсте РФ 20 января 2006 г. N 7401 В соответствии […]
  • Стаж для пенсии для ип Будет ли исчисляться северный стаж при открытии ИП в Мурманской области? Оформляю ип в мурманской обл. Войдет ли это время в северный стаж. Что для этого необходимо? Ответы юристов (1) Добрый день, Валентина. Да, период работы в качестве ИП войдет в северный стаж, в случае, если вы […]
  • Андреевка нотариус Нотариус Гордеенков Павел Иванович +7 (499) 703-35-33 доб. 792 – Москва и МО Телефон нотариуса: +7(926)8828844 Адрес: 141500, Московская область, Солнечногорский район, р.п. Андреевка, ул. Жилинская, д.27, кор. 5, кв. 4 понедельник: 09:00 18:00 вторник: 09:00 18:00 среда: 09:00 […]
  • Приказ минтранса 118 ПРИКАЗ Минтранса РФ от 17.04.2003 N 118 "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ФЕДЕРАЛЬНЫХ АВИАЦИОННЫХ ПРАВИЛ "ПОЛОЖЕНИЕ О ПОРЯДКЕ ДОПУСКА К ЭКСПЛУАТАЦИИ ЕДИНИЧНЫХ ЭКЗЕМПЛЯРОВ ВОЗДУШНЫХ СУДОВ АВИАЦИИ ОБЩЕГО НАЗНАЧЕНИЯ" Зарегистрировано в Минюсте РФ 23 апреля 2003 г. N 4441 В соответствии со статьей 36 […]
  • Нотариус санкт-петербурга просвещение Нотариальная контора нотариуса нотариального округа Санкт-Петербурга Оболенцевой Татьяны Ивановны Прием в нотариальной конторе ведут: Нотариус Санкт-Петербурга Оболенцева Татьяна Ивановна Лицензия на право нотариальной деятельности № 286, выдана Управлением юстиции Мэрии […]